avasi1enko (avasi1enko) wrote in ru_perinatal,
avasi1enko
avasi1enko
ru_perinatal

Про роды. 33 неделя, Пермский Перинатальный центр, ЕР

Попробую написать, кажется, уже больше нельзя тянуть.

Часть 1. Вступление.

Был обычный летний день, или быть может, начало сентября. 32 неделя беременности. То есть, предположительно, оставалось два месяца до родов, а я была еще бодра и весела. Тем более, что изнуряющая жара в 35 градусов сменилась, наконец, относительной прохладой. По такому случаю я пошла гулять с собакой. Отпустила ее с поводка, постояла, пока не наскучило и засобиралась домой. "Уна, идем домой!" - позвала я, а дальше совершила стратегическую ошибку номер раз: повернулась и пошла. Сзади раздался нарастающий звук топота бегущего стада лосей, а спустя секунду стадо врезалось мне под ноги. Я упала. Упала хорошо, приятно, на спину, на мягкую землю, поросшую густой и упругой травой. Я, кажется, вовсе не ударилась, не испугалась. Но я страшно разозлилась, и совершила ошибку номер два(думаю, она-то и была критичной). Одной рукой я подняла псину в воздух, а второй рукой страшно ее поколотила. Ну то есть мое "страшно поколотила" для стаффорда наверное не чувствительнее обычного легкого массажика человеку. Но поднять одной левой 20+ килограмм в воздух - это я дала маху. Чуть позже я дала его еще несколько раз, дома, когда будучи все еще злой принялась собаку дрессировать, и в ответ на непослушание таскала ее за шкварник туда, куда мне надо. Но, в общем, днем все было, кажется, нормально. Живот не болел, тонуса не было. Правда, была большая усталость, так что я в основном лежала. Ну так, пол помыла, поразбирала часть коробок с переезда.

Вечером мы легли спать, и муж вырубился быстро, как и положено работающему человеку с хроническим недосыпом, а я, как человек с двумя тихими часами в день что-то долго ворочалась с боку на бок.

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ: осторожно, дальше присутствует некоторое количество физиологичных подробностей, чем дальше, тем будет хуже.

Часть 2. В больнице.

Через  несколько часов, в районе 4 утра я почувствовала (ну вот, вроде написала предупреждение, а все равно неловко писать, ну да ладно) что-то мокрое на своих бедрах. Рванула в туалет и увидела кровь. Сразу стало кристалльно понятно, что сейчас я рожу. Страшно не было, появилось ощущение, предшествующее каким-то особенно рискованным приключениям. Азарт, что ли. А так же сосредоточенность и немного рассеянность. Я разбудила мужа, он вызвал скорую. Я собрала вещи в рюкзак: документы, пижаму, зарядник, книжку(ни разу не открыла за полтора месяца в больнице). Сережа сложил в рюкзак йогурт, хотя я протестовала. Приехала скорая(довольно быстро), опросили меня, осмотрели и повезли в перинатальный центр.

В пц сонные медсестры (или врачи, я не знаю) приемного отделения осмотрели, сообщили, что имеется подтекание плодных вод, выдали казенную ночнушку, заставили сдать верхнюю одежду Сереже, усадили в кресло-каталку и увезли в родильное отделение. "Наверное, рожать везут" подумала я.

Надо было, наверное, писать об этом раньше, сейчас я уже с некоторым трудом вспоминаю подробности происходящего. Меня подключили к КТГ, на всю палату стало слышно биение сердца ребенка, очень громко. Приходили врачи смотрели, втроем, по одному несколько раз. Ничего особого не говорили, а я просто лежала, улыбалась всем и ждала, того, что будет. Мне не было страшно, а физически я ничего не чувствовала. Хотела спать. Мне сказали, что чуть позже возьмут анализ крови, но как я хотела жрать! Не дождавшись анализа я слезла с кушетки(впоследствии оказавшейся родильным креслом) и сожрала йогурт. В анализах потом выявили килограмм сахара. Или даже десять.

Прошло несколько часов, я даже попыталась подремать. Все вокруг были очень вежливые и заботливые, медсестра принесла мне завтрак в палату. Потом я ходила на узи, сказали, что все относительно неплохо. Пришел врач и договорился со мной: ставить мне антибиотики для защиты ребенка от возможной внутриутробной инфекции(риск ее был велик, т.к. целостность плодного пузыря была нарушена), ставить гормональный препарат, который способствует формированию легких плода(самое плохое, если ребенок родится с недосформированными легкими), и еще мне давали таблетки, тормозящие родовую деятельность, их следовало пить 4 раза в день. И молиться на то, чтобы "продержаться" как можно дольше. Каждый день внутри меня для ребенка очень важен, дает ему возможность досформироваться, дорасти. Акушерка очень просила меня продержаться хотя бы недельку, до 34, тогда легче, тогда риски сводятся к минимуму. Как будто я могла что-то сделать! Я исправно пила таблеки, подставляла попу для уколов, старалась не вставать и не ходить, "беречься". Мне делали КТГ несколько раз в день, и прибор показывал, что у меня идут схватки(через несколько дней я узнала, что и поступила уже со схватками), но я ничего не чувствовала. Был момент, когда схватки были каждые 2 минуты - это очень близко к родам, но я также их не ощущала вообще совсем. Ночь или две я провела в этой палате, потом меня перевели в другую под предлогом, что там спокойнее - лично мне было без разницы. Да, в первой палате слышны были крики рожающих женщин, но меня это не трогало ни капли. Приезжал Сережа, привозил еду, воду, одежду, что-то еще. От таблеток, которые мне давали, мне было очень дурно, голова болела невыносимо больно, меня тошнило, несколько раз рвало. Я старалась спать как можно больше и радоваться, чему возможно. Мягкая кровать, все удобства (туалет в палате итд), прекрасный, душевный персонал. Я в руках лучших врачей края. Все будет хорошо. Через несколько дней я даже решилась почитать о рисках, связанных с преждевременными родами, это успокоило меня еще больше, прогнозы были благоприятные.

Затем меня перевели на 6 этаж в отделение паталогии беременных. Перевели бы раньше, но не было мест. Не сказать, чтобы для меня это стало благом. Теперь я лежала в четырехместной палате, и соседки были так себе. Кроме того я немного возмутилась тем, что мне пришлось самой тащить все свои вещи, а их было уже тяжелое количество. Какой смысл был не позволять мне вставать даже поесть(мне реально носили еду в постель!) чтобы потом заставлять таскать тяжести? Да ну и фиг с ним. Зато здесь был душ и более разнообразный распорядок дня. Кушать я уже ходила сама, на ктг тоже надо было ходить, делали узи два раза, дважды в день врачебный обход, делали проверку зрения, посылали на экг. Я обросла там какими-то знакомствами. Из минусов: в палате был телек(и соседки его смотрели!), а кровать была как... Вот мы с Сережей прошлой зимой были на экскурсии в трубецком бастионе в Петропавловской крепости. Это тюрьма, там преступников держали. Вот примерно как там и была кровать в больнице. Железные перекрещенные прутья и сверху два слоя ткани, между которыми сиротливо бултыхались два-три кома наполнителя. Через две или три ночи я переехала на кровать выписавшейся соседки, там было лучше. А на мою кровать легла девушка, у которой не закрывался рот, я до сих пор за каким-то фигом помню подробности ее личной жизни.

Часть 3. Началось.

Тянующую проходящую боль в низу живота я почувствовала как-то вечером, но она была довольно незаметной, а я уже так устала быть параноиком, что не обратила на это внимания и легла спать. На следующий день боль по-прежнему была со мной, но как-то неясно, то была, то нет. Я забила и жила какой-то обычной больничной жизнью. Днем сходила в душ и все такое. Постепенно боль становилась все отчетливее, и к вечеру у меня не было сомнений, что это схватки. Я скачала приложение для подсчета и отмечала в нем. Я обратилась к врачу, сказала об этом. Меня положили на ктг, и объявили, что схваток нет! Правда, круто? Неделю с лишним были схватки, которых я не чувствовала, а теперь вот нет. Миленько. Тем не менее они были. То ли меня в смотровую послали из кабинета ктг, то ли в палату, не помню. Все равно не дошла. Вышла, прошла пару метров, и у меня отошли воды. "Ой, всё." - подумала я. Еще подумала: "Хорошо, что я побрилась, не зря". И третья мысль: "блин, а вдруг мужик будет роды принимать, а ноги-то, ноги не побрила!"

Меня отправили в смотровую, предварительно велев собрать вещи, прицепили ктг уже там. Осмотрели - шейка длинная, открытия нет, роды как бы не очень идут. Мне снова стали давать таблетки "от родов". В этот раз от них мне стало уже слишком худо. Меня рвало безостановочно, состояние было все время на грани потери сознания. Тем не менее, схватки остановились и роды снова закончились. Так что после дурной бессонной ночи в смотровой меня вернули в палату. Там уже заняли нормальную кровать, мне снова досталась тюремная. Я по тихой грусти стырила подушку из смотровой. Подушка большая, я не очень. Мне ее как матраса хватило вполне. Днем пришла зав.отделения и ко мне сразу. Спрашивает: вы почему отказываетесь от таблеток? Я опешила. Не отказываюсь говорю, давайте. Просто я с них блюю и сознание теряю. А так-то я не отказываюсь. В итоге, она сама посоветовала мне перестать себя мучить, на что я с радостью согласилась. День шел, схватки шли тоже. Сначала понемногу, потом все сильнее. Приезжал Сережа, очень жалел, делал массаж. Вечером стало совсем невмоготу. Я пошла к врачу, врач прицепила ктг, осмотрела меня. На ктг надо лежать, но я не могла. Я вскакивала и орала, так было полегче. Нет, говорит врач, ничего. Не схватки это. Я готова была закричать на нее. Как не схватки? А что тогда? Боль очень сильная и именно такая, как описывают при схватках. Но молоденькой врачихе как бы похрен. Нет, и все. Я выпросила обезболивающее, оно не помогло, а я впала в панику. Одно дело - схватки, я ради них тут и торчу, а другое дело, неведомые боли, которые неизвестно когда и как закончатся. Стало страшно и значительно больнее. Я ушла в палату. Пыталась припоминать какие-то упражнения, которые показывали нам в Усть-качке, пыталась лежать - невыносимо. Сидеть - невыносимо. В палате девчонки смотрят телек, юная болтушка безостановочно вещает какую-то ересь. Она мешает мне, а я мешаю всем. Очень неудобно было. И тогда я пошла страдать на пост. Пусть лучше буду мешать персоналу - это их работа - чем невиноватым беременным. А на посту медсестры смотрят на меня и говорят мне: да у тебя схватки, это же видно. Я сказала, мол, мне тоже это видно, а врач сказала, что ни фига это не оно! Они понаблюдали за мной сколько-то времени (в течение двух схваток, я заметила, как они поглядывали на часы) и позвали врача, буквально заставили ее меня смотреть еще раз. Врач усадила меня в кресло, засандалила в меня руку по локоть и говорит: "о, раскрытие 5 см, щас родишь мне тут. Быстро собирай вещи и в родовую". А что там собирать? Я со вчера не разбирала. Пришла, второй раз попрощалась с девочками, они мне помогли дотащить вещи до поста и все.

Часть 4. Роды.

Меня встретила медсестра родильного отделения, проводила на этаж ниже, сказала в какую палату идти и велела "обустраиваться". Ну я рюкзак поставила на пол и как бы все, обустроилась типа. А что еще делать-то? Почти сразу пришли врач и акушерка. Милые такие, болтают со мной. Поставили катетер в вену "на всякий случай", уложили на родильное кресло-кровать (на бок) прицепили проклятый ктг, который опять ничего не показывал. Они сказали, что это потому, что ребенок уже спустился ниже, чем аппарат слышит, убрали его. Тут врач говорит: ложись на спину, я посмотрю, что там у тебя. Смотрит. Ну, говорит, ага. Щас я скажу тебе "тужься" и ты напрягай живот, выталкивай. Тут я даблопешила. Оказалось, что я вообще не готова к этому. Как? Уже? Вот сейчас? Еще 20 минут назад мне доказывали, что у меня и схваток-то нет, и вот на тебе, тужиться? Рожать? Как? Что? Что происходит вообще? - это все внутри, а снаружи говорю "хорошо, я готова". Ну и...
Ну и понеслась! Я сразу поняла, что делаю все неправильно, тужусь "в лицо", а не в пресс. Испугалась, что плохо рожаю. При этом поняла, что мне не больно. Испугалась, что это потому, что слабо тужусь, тужилась бы хорошо, уж наверное было бы больно еще как! Потуг в итоге у меня было, кажется, 4. Перед последней я вспомнила фразу "Самое трудное - совершить сознательное усилие, зная, что оно порвет твою плоть". Я поняла, что надо, что вот уж сейчас-то я напрягусь, как следует. Знаете, когда ребенок выходит наружу по внутренним ощущениям он не больше моего собственного кулака - это голова, ну а остальное еще меньше, оно просто выскальзывает следом. Напряглась я как следует, и... И сама того не ожидая (той страшной раздирающей боли так и не последовало) услышала крик. Потом услышала свой голос "эээээ че все что ли?" и смех. Ласковая акушерка поставила мне в катетер окситоцин, в палату понабежали неонатологи, взвесили, осмотрели, обследовали, замерили маленького почти синенького лягушонка, унесли его в реанимацию. Затем акушерка аккуратно вытянула плаценту и все остальное, что там еще остается внутри. Дала какое-то время мне еще отдохнуть, затем зашила "да у тебя тут маленькая ссадинка, можно и не трогать, я так, на всякий случай" и оставила отдыхать.
И вот я лежу вся такая эээээээ. А что это было? А что, все что ли? Для меня это было очень странно. Во-первых, очень быстрый переход от "иди спи не рожаешь ты" к собственно "а вот и роды". Во-вторых, это оказалось легче, чем я думала. Но надо понимать, что это из-за того, что ребенок просто очень маленький, 1940, 33 неделя. Я стала конечно созваниваться и переписываться с мужем, мамой(а она даже не знала, что я в больнице, вот шок!), подругами, братом. Так за болтовней прошло два часа. Потом за мной приехала медсестра с каталкой, от которой я очень пыталась отказаться, сидеть-то больно, а вот идти я могла. Да какое там идти! После беременного бегемотического состояния я могла бы на одной ноге ускакать) В общем, она увезла меня из родовой и на том роды закончились. После я провела в больнице с сыном еще месяц и три дня.

Tags: 30-36 недель, рассказ о родах
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments